sntdpni (sntdpni) wrote,
sntdpni
sntdpni

Categories:

Следить за собой...

Она не была красивой - небольшие дистиллированные глаза, руки, пахнущие хлоркой, рот...
Вот рот, пожалуй, был красивый. Или это вишнёвая помада так сладко пахла дешёвой карамелькой?
Она не была хорошо сложенной - синюшные, как у ощипанной курицы, ноги, грудь - мошонкой, тяжёлый зад...
Она не была умной - верила всему, о чем бухтел телек и газетной шелухе. Она была нелюбимой. И знала это.

Перед сном мы пили на кухне чай. Нетерпеливые тараканы шевелили усиками из всех щелей. Самый смелый - поджарый и плоский, как тыквенная семечка, добегал ровно до середины кухни.
Она равнодушно поднимала таракана с пола, равнодушно делала тремя пальцами движение, в других обстоятельствах заменявшее слово "деньги", и лопнувшее между пальцами тельце вытиралось о несвежий, пахнущий супом халат...
Я давился чаем и, не мигая, смотрел в свою чашку.
"-Надо следить за собой, Рэм, ты облился чаем...", - бесцветный её голос провожал меня до постели, желал спокойной ночи и растворялся за дверью комнаты, как запах подгоревшего молока...

Лопались нетерпеливые тараканы, бубнило вечернее радио, задыхались в стоячей воде аквариумные рыбки.
А я пытался понять - зачем нужно СЛЕДИТЬ ЗА СОБОЙ?
Разве недостаточно следят за мной боженька на небе, Лизавета Петровна(первая учительница) и папина фотография в деревянной рамке?
"- Ромашкин, ты мужик и должен меня понять. Я не бросаю тебя. Я буду приходить. Всё будет, как прежде, да, сын? Я буду следить за твоей судьбой.", говорил, уходя от нас, папа...

Следить - означало оставлять следы - на песке возле моря, если ездили к бабане, на снегу во дворе, если не было ангины, на чистом влажном полу, если ходить тёплыми сонными ногами в туалет...
Я соглашался с папой - следить, это так интересно.
И мы следили с ним, как могли, до самого первого класса.

А потом у него родился ребёночек.

И мама перестала называть меня Ромочкой и Романтиком.
Она рисовала красивый карамельный рот и уходила на весь вечер "к соседке".
Если бы я скучал по ней и требовал бы у кудлатенькой Любочки-соседки вернуть мне мою маму, чтобы поиграть с ней в морской бой или порисовать драконов, она, Любочка, ущипнула бы меня за очевидную бледность щеки и рассмеялась, как смеялась всегда, встречая меня на лестнице : "-Ромчик, зайчик, у, какая сердцеедина для баб растёт... Папочкин сЫночка... Мамочке приветики, сто лет её не видела!"...

Если бы... Но мама не умела играть в морской бой и рисовать драконов.
Она умела рисовать только рот - вишнёвой, приторно пахнущей помадой.
Наверное, она видела во мне папу, или наоборот - видела его отсутствие, это уже не имело значения. Как и причина для порки.

Протискиваясь в узкую щель раскладного дивана - моего убежища от длинного, как язык муравьеда, жгучего ремня, я кричал, пугая собственный страх, путаясь в коричневых кишках колготок, заполнявших задиванное пространство, что больше не могу следить за собой! Что это стыдно и неправильно - занимать место боженьки на небе, Лизаветы Петровны и папиной фотографии одновременно!

Нелюбимый сын нелюбимой женщины...

Я всё -таки стал взрослым. И случилось это не тогда, когда пыльное нутро дивана перестало меня вмещать. И даже не после первого смелого стакана портвешка или сигаретины "элэм" на школьном дворе.
Девочка... Девочка Верочка из 8"А", дотянувшаяся вишнёвым ротиком мне до подбородка, выдохнула в лицо приторное, карамельное, визгливенькое : "Ромочка! Романтик! У тебя ширинка лопается! СЛЕДИ ЗА СОБОЙ!".
["Денежный жест", слизь давленного таракана на пальцах...]
Меня передёргивает и мутит от гадливости...

Относительный и временный покой я обрёл только в армии - там было, по крайней мере, все ясно и честно, хотя всё вокруг было нелюбимое, некрасивое, неумное...

Вернулся- влюбился. Трепетно и сильно. Так, что не мог без неё дышать...

Через месяц после свадьбы понял, что слежу не только за собой, но и за ней - тоже.
Ведь не за горами тот день, когда вся эта молочно-спелая прелесть превратится в стандартный женский набор - дистиллированные глаза, грудь-мошонкой, синюшные бёдра и тяжёлый зад...

Перед сном мы пьём на кухне чай. Я вижу, как в поджаром её животе лопаются тыквенные семечки нерождённых ещё детей. А в шкафу разворачивается язык муравьеда - ремень.
Она переворачивает страницу газеты и неуклюже обливается чаем...

НУЖНО СЛЕДИТЬ ЗА СОБОЙ.
Subscribe
promo sntdpni april 10, 2017 20:12 166
Buy for 300 tokens
Теперь, когда вонища от порванных пердаков сектантов "Трамп-наш" : http://sntdpni.livejournal.com/449446.html несколько развеялась, пожалуй пришло время объяснить вам популярно то, что хотели нам сказать США фактом нанесения ракетного удара по базе ВВС Сирии и "где были наши С-400 с прочим…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment